Качество жизни. Людмила Пастушкова

Качество жизни. Людмила Пастушкова

Запишитесь на прием прямо сейчас
Home visit
IVF
Checkup
Инструкции
Emergency
Отзывы о GMS
Все
Эльвира Якимовна Красноярск

Уважаемый Бадма Николаевич! Спасибо! За неравнодушие и умение вселить не только надежду, а желание жить...

Оставить отзыв

С управляющим партнером компании Patient Management Людмилой Пастушковой мы поговорили о лечении за рубежом, медицинском туризме, секретах успеха и о многом другом.

Моя собеседница на первый взгляд — красивая, стильная девушка с широкой улыбкой, которая увлекается йогой и любит учиться. На поверку она оказывается серьезной молодой женщиной, из тех, кого принято называть self-made women.

Людмила — не только успешная бизнесвумен, с которой следовало бы взять пример, она еще и искренне влюбленный в свое дело человек. «Я училась в школе с углубленным изучением немецкого языка и математики и именно с этими предметами планировала связать свою жизнь. В итоге поступила в иняз, но на втором курсе, когда у нас началась медицина, моя жизнь полностью изменилась, — рассказывает она о себе в начале нашей беседы. — Нам давали основы медицины, и я поняла, что это мое, что мне ужасно нравится все, что связано с лечением людей, и именно этим я хотела бы заниматься. Поэтому после окончания университета, когда я пришла на первую работу в международный отдел медицинской организации, я просто с ума от счастья сходила. Штудировала учебники, читала все эти медицинские словари, и ловила от этого всего невероятный кайф. Для меня врачи — это короли и боги. С тех самых пор я только этим и занимаюсь».

Качество жизни. Людмила Пастушкова

Ника Кошар: как развивалась дальше ваша карьера?
Людмила Пастушкова: А дальше я переходила из одной компании в другую, пока не приняла решение создать собственную. И благодаря супругу, который меня поддержал и помог, мои планы и мечты осуществились. Оказалось, все не так страшно, все возможно — немного дополнительных знаний, и все получается.

— И все-таки, кроме поддержки мужа, что вам помогло? Смелость? Удача?
— Для меня основным толчком было то, что я хотела продолжать заниматься тем, что я делаю, но при этом самостоятельно принимать решения. Мне очень важна независимость. И мне нравится, чтобы работа была максимально прозрачной, и пациент видел, за что он платит. Ведь к нам приходят люди, которые собираются решать свои достаточно серьезные проблемы здоровья. А самое удивительное, что и коллеги меня окружают похожие. В нашей компании работают сплошь фанаты своего дела, которые понимают, что пациенты болеют и в выходные, и в праздники. Вообще, у нас очень хороший дружный коллектив единомышленников, а я строгий, но справедливый руководитель.

— Это главное для руководителя? Быть строгим и справедливым?
— На мой взгляд, очень важны терпение и умение работать над собой. Потому что когда у тебя в подчинении появляются люди, очень важно не превратиться в диктатора. Я очень много над собой работаю и очень сильно изменилась за все эти годы. И теперь осознаю, что если ты честен со своими сотрудниками и понимаешь их, они всегда стараются понять тебя в ответ.

— Чем вы руководствуетесь при приеме сотрудника на работу?
— Я сама перфекционист и мне хотелось бы, чтобы сотрудники были такими же фанатами своего дела. А еще в нашей компании работают в основном врачи, и если у человека нет медицинского образования, то мы даем ему возможность пройти учебу и получить нужные знания. Азы медицины. После чего они непременно проходят аттестацию.

— Вы говорите об обычных менеджерах в том числе?
— Да, потому что они должны говорить с пациентами на одном языке. Больные люди — это ведь определенное психологическое состояние. И их родственники также. Тут важно уметь правильно с ними общаться, поддерживать. Это тяжелый труд, потому что очень велика психо-эмоциональная нагрузка.

— Вот кстати, вы занимаетесь этим уже больше пятнадцати лет, как это все вообще возможно выдерживать? Не впечатляться и не пропускать через себя человеческие трагедии?
— Думаю, мне повезло, я нашла работу, которую люблю. Да, она тяжелая и иногда я психую и нервничаю, я ведь человек. Но когда пациенты возвращаются выздоровевшими и говорят: «Спасибо вам большое!», — я понимаю, что ради этого стоит работать. Вообще, общаясь все эти годы с людьми, я все чаще понимаю, что чудеса возможны. И что они бывают самыми невероятными.

— Как вас обычно находят?
— Если люди собираются ехать на решение за рубеж, есть несколько путей. Для начала они могут начать опрашивать своих знакомых, кто-то что-то может порекомендовать и так далее. Второй момент, когда кто-то из знакомых с этим сталкивался, что-то рекомендуют, в том числе и нашу компанию. Проблема может быть в том, что сейчас на рынке очень много компаний, которые этим занимаются и можно попросту растеряться. Основной пул наших пациентов — это как раз те люди, которые приходят по рекомендации.

— И вы, выслушав их, помогаете им пройти лечение за рубежом?
— Именно так. Тут важно понимать, что мы — не туристическая компания, у нас нет запросов на курортное лечение. Да, мы можем обратиться к партнерам и организовать лечение в Карловых Варах, например, но мы специализируемся на организации лечения для пациента с конкретным диагнозом. Мы точечно рекомендуем клиенту по его диагнозу ту клинику, которая ему нужна.

— А свое оборудование у вас есть?
— Дело в том, что наша компания находится на базе клиники GMS и является составной ее частью. Поэтому, если к нам приходят пациенты, которые хотят получить, например, дообследование, мы можем это сделать и на собственном оборудовании. А самое главное, что пациентов, которые вылечились и вернулись, мы имеем возможность наблюдать здесь, на месте. Так как все наши врачи владеют английским языком, мы сами пишем заключения, после чего отправляем их лечащим врачам в других странах. Получается такая синергия российской и западной медицины — это очень удобно.

— Существует миф о том, что лечение за рубежом — предприятие дорогое. Так ли это и существует ли средний чек на лечение?
— Есть такое понятие. Обычно средний чек составляет порядка 10 тысяч долларов или евро за лечение. Что касается диагностики — здесь речь идет обычно о цене в полторы тысячи условных единиц.

— И в эту цену входит также сопровождение пациента в другой стране?
— Да, ведь большинство людей не говорят на иностранных языках. Хотя дело тут даже не в этом, а, скорее, в терминологии, которую надо очень хорошо знать, чтобы понимать, что хочет сказать доктор. Одно дело объясниться в ресторане, а другое дело — с врачом, тут пациент должен четко понимать, что с ним будет происходить. Поэтому у нас пациентов всегда сопровождают переводчики, у нас свой штат в Германии, в Австрии, в Израиле. Они также встречают пациентов в аэропорту и помогают решить какие-то бытовые вопросы.

GMS Clinic

— В свое время лечение за рубежом называли «медицинским туризмом». На мой взгляд, это немного странный термин, а как вы думаете, насколько он уместен в данном случае?
— Это и сейчас так называется, прижилось в свое время. А повелось из Израиля, когда туда стало модно ездить на всякие оздоровительные процедуры. Там, кстати, до сих пор пациентов называют туристами, хотя, на мой взгляд, туристы — это люди которые приехали отдыхать, и там с ними что-то случайно произошло и поэтому возникла необходимость обратиться к врачу. Мы своих клиентов все-таки называем пациентами, потому что это люди, которые едут не отдыхать, не на шопинг, а именно на лечение, чтобы решить свои медицинские проблемы. Называть их туристами не совсем корректно.

— А конкуренция в этой сфере большая?
— Я бы сказала, что до 2015 года компании, которые занимались лечением за рубежом появлялись каждый месяц, как обычные туристические. Только в Израиле за время кризиса закрылось около 30% клиник. Это связано с тем, что именно там большинство клиентов из России и стран СНГ. В отличие от Австрии или Германии, где много пациентов из арабских стран. Что касается нашей компании, то с конца прошлого года у нас начался рост, то есть все больше пациентов приходят по рекомендациям, о нас узнают все больше людей. Возможно, это связано также с тем, что у нас в компании работают только врачи, я считаю, что невозможно заниматься подобным делом и не понимать его специфику или терминологию. Опять же, наша компания отличается от многих других тем, что мы не ангажированы конкретной клиникой или врачом, и в этом наше преимущество.

— Я так понимаю, если у людей появляется возможность поехать за рубеж на лечение, они ею пользуются?
— Здесь я не могу сказать о предпочтениях. Потому что те люди которые никогда никуда не ездили и с этим не сталкивались, все же лечатся там, где живут. В основном к нам обращаются люди, которым сказали, что необходимы кардинальные меры в виде операции, например. А они хотят этого избежать и поэтому начинают искать выходы, новые технологии и так далее. И едут за рубеж, чтобы минимизировать риски для своего здоровья. И второй вариант — это люди которые съездили один раз и имеют возможность делать это снова и снова.

— С каким количеством стран вы работаете?
— Если говорить по количеству выезжающих пациентов, то на первом месте у нас Германия, на втором Израиль, на третьем Австрия, на четвертом — Франция, на пятом Швейцария и на шестом США. Есть еще Финляндия, но она где-то между Швейцарией и США. При этом, в США лидирующая медицинская система, но, при этом, слишком много «заморочек» с визой и так далее. А в Израиле система выстроена по образу и подобию американской, поэтому туда ездить очень удобно. Например, если в Америке появляется новый препарат, то в Израиле он не должен проходить клинические испытания и может сразу появиться на рынке.

— Бытует мнение, о том, что, для правильного диагноза в нашей стране, надо обойти как минимум трех разных врачей, и только в этом случае можно рассчитывать на какую-то объективность. Что вы думаете об этом?
— Всегда лучше получить альтернативное мнение, прежде чем предпринять какие-то кардинальные шаги. Здесь самое главное, это чтобы между врачом и пациентом возникло доверие.

— Вы ведете какую-то статистику пациентов, у которых случилась ремиссия?
— Конечно! И она показывает, что из всех, кто к нам обращается, 20% достигают стойкой ремиссии, а это очень хороший показатель. Остальные — это те люди, которые приходят, когда уже совсем поздно, и даже ехать куда-то не имеет смысла. Врачи с которыми мы работаем за рубежом, все-таки стараются приглашать тех, с кем есть возможность работать и достичь положительных результатов.

— Вот кстати, насколько велика вероятность того, что у человека случится устойчивая ремиссия, если он настроен на выздоровление?
— Это 50% успеха всегда. Главное, чтобы человек не опустил руки. Потому что, если это произошло, он должен быть ответственен за свое решение и понимать его последствия. И тут еще такой момент — при любых обстоятельствах всегда необходимо бороться до конца. В нашей практике мы наблюдали и излечение, когда надежды на него уже не было. Но все-таки лучше делать это раньше. Ценить жизнь, любить ее и хранить здоровье.

 

Мнение эксперта:

Пастушкова Людмила Павловна

Пастушкова Людмила Павловна

GMS Clinic
У вас есть вопросы?

Получить подробную информацию об услугах и ценах и записаться на прием Вы можете круглосуточно по телефону +7 495 781 5577, +7 800 302 5577. Информацию о расположении нашей клиники и схему проезда Вы найдете в разделе Контакты.

Онлайн-запись на прием

Размещенная информация не может быть использована посетителями сайта в качестве медицинских рекомендаций. Выбор лекарственных средств и методики лечения должен осуществлять исключительно Ваш лечащий врач.

 

Запись на приём

×