Хирургия — всегда соло, но лечение болезни требует мультидисциплинарного подхода

Хирургия — всегда соло, но лечение болезни требует мультидисциплинарного подхода

Запишитесь на прием прямо сейчас
Dental_1
Dental
IVF
Отзывы о GMS
Все

Я давно хожу к Гураму Арчиловичу. Впервые я попала к нему на прием еще когда жила в Петербурге, и после переезда в Москву была...

Алексей Рыкунов, руководитель центра травматологии и ортопедии, хирург-ортопед GMS Clinic, в октябре 2017 года провел операцию по установке телескопического штифта ребенку с несовершенным остеогенезом (далее — НО). И стал пионером в этой области хирургии в России! Событие невероятно значимое, а чтобы понять почему, я поговорила с доктором. И узнала столько нового и интересного, что никак не хотела его отпускать.

Хирургия — всегда соло, но лечение болезни требует мультидисциплинарного подхода

Вот что поведал мой собеседник.

Вы хирург-ортопед?

Да, травматологи-ортопеды изначально специальность хирургическая.

Вы детский ортопед?

Нет такой специальности — детский ортопед. Травматолог-ортопед должен уметь лечить и детей, и взрослых.

Просто есть условное деление: кто-то занимается только детьми, и их называют детскими ортопедами, кто-то только взрослыми, а кому-то приходится общаться и с теми и с другими. Последнее как раз мой вариант.

Давайте остановимся на детской российской ортопедии. Что у нас с ней сегодня происходит?

Вообще-то слово «ортопедия» значит правильное воспитание.

То есть главная задача ортопеда «привести в порядок», воспитать правильную костно-мышечную систему ребенка.

Консервативным ли лечением, оперативным или профилактическими мерами, но воспитать. К сожалению, за последние два года на конгрессах по детской ортопедии я не встречал российских коллег, наверное был не на тех мероприятиях. Что странно и обидно.

Теперь плавно перейдем к НО. С этим, как я уже знаю, вообще беда у нас...

Очень плохо, что у нас в стране мало центров (институтов), специализирующихся на НО. Есть наш Центр врожденной патологии (ЦВП) GMS Clinic, но часто дети попадают сюда (если вообще попадают) уже «залеченными» врачами, которые понятия не имеют, как нужно лечить НО. В общем-то, и не нужно, наверное, чтобы все знали. Нужно, чтобы были специалисты и лечебные центры по этой специфике. Самый успешный опыт — английский, как, например, в детской больнице Шеффилда, где старые традиции. Вообще в Британии четыре центра по НО. Они не распылялись — понятно, что нельзя, да и не нужно всех научить лечить редкие заболевания. Пусть лучше специалисты фокусно набираются опыта по НО, чем все, но понемногу и «поверху».

Если у ребенка несовершенный остеогенез (НО), ортопед — самый главный врач для него?

Нет. Именно при таком редком и тяжелом заболевании, как НО, просто жизненно необходим комплексный мультидисциплинарный подход к лечению.

И все специалисты одинаково важны: генетик и педиатр, невролог и реабилитолог, ортопед и психолог и др. Такой подход и такая команда — слаженная, сработавшаяся — у нас в ЦВП GMS Clinic. И результаты, которых мы добиваемся, подтверждают и правильность мультидисциплинарного подхода и, что важно, силу нашей команды. Даже если речь идет о той или иной операции, последнее слово не за мной — только коллегиально мы это определяем, я лишь могу рекомендовать. А затем мы обсуждаем и решаем — стоит ли подождать, пока ребенок подрастет или лучше поспешить; в каком порядке выполнять операции, если их нужно несколько.

Хирургия — всегда соло, но лечение болезни требует мультидисциплинарного подхода

Ну вот и подошли мы к операциям. Что это за телескопический штифт, который вы поставили месяц назад ребенку с НО?

Принцип очень простой — внутрь кости вводится особый стержень, который, благодаря своей телескопической конструкции, как бы растет вместе с этой самой костью. В процессе операции мы также выпрямляем кость, которая уже деформирована.

Раньше мы использовали другие штифты — гибкие эластичные, но приходилось делать довольно много повторных операций. С телескопическими стержнями количество хирургических вмешательств значительно сокращается.

Такое армирование помогает сделать кости менее хрупкими?

Разумеется! В Англии, например, вообще принято так называемое превентивное армирование для детей с НО, то есть еще до возникновения серьезных деформаций.

А давно появились эти штифты?

Их изобрели и начали применять в 1963 году.

54 года назад? То есть те, кому их тогда поставили, ныне вообще пожилые люди?!

Именно...

Кто изготавливает эти штифты?

Канадская и немецкая компании.

А нельзя их у нас делать?

Скопировать можно, но пока за это никто не взялся. Да и сложно наладить производство чего-то нового. Потребуется не один год для проведения всех необходимых проверок и получения официальных разрешений на их использование. Даже на регистрацию готового изделия из Канады ушло около 5 лет.

Как вы к этому шли?

Долго и упорно. За два года я побывал во всех крупных центрах, где делают такие операции, кроме разве что больницы Shriner’s (Канада), где работал Франсуа Фоссье (телескопические стержни, которые широко используются, называются Бэйли-Дубов, а есть еще Фассье-Дюваль — по имени этого доктора). Много узнал и об операциях, и о телескопических стержнях, но доступными в России они не были. И, представьте, случайно обнаружил в каталоге немецкой компании, когда искал что-то другое. По счастливому стечению обстоятельств оказалось, что эти стержни можно заказать, и их доставят в Россию.

Хирургия — всегда соло, но лечение болезни требует мультидисциплинарного подхода

Значит, теперь вы сможете делать эти операции регулярно? Всем страждущим? И даже превентивно?

В общем, да, и мы уже составили лист ожидания из маленьких пациентов. И да, мы готовы в каких-то случаях пойти по английскому пути — сделать превентивное армирование, если есть к тому показания.

Случайно слышала такую вещь — дети с установленными телескопическими штифтами чаще ломаются, это так?

Да, но не потому что их кости становятся более хрупкими, а потому что дети становятся значительно более подвижными — бегают, прыгают. И переломы у них при наличии штифтов не такие сложные, кости не смещаются, не колются.

И еще раз повторю очень важное: переломы при НО — не самое страшное, а, скорее, обычное явление, главное — сделать ребенка мобильным.

А сколько максимально таких штифтов можно поставить ребенку?

Теоретически до 6, чаще до 4.

Это же такой прорыв, счастье. Ведь теперь не будет иметь смысла отправлять на такие операции за границу?

Да. Поэтому лечение детей обойдется в гораздо меньшую сумму. Хотя все равно в значительную, ведь один стержень стоит примерно 300 тысяч рублей.

Поэтому спасибо огромное Русфонду и другим фондам, которые помогают оплатить лечение.

Увидев Алексея Рыкунова, я подумала — вот ведь какой симпатичный врач, от него прямо веет уверенностью и оптимизмом. Он должен нравиться и маленьким пациентам, и взрослым. И родителям маленьких пациентов. И детям взрослых пациентов. Но обаяние и уверенность — далеко не все достоинства доктора. Он профессионал высочайшего класса. Сколько раз я уже встречала на консилиумах в ЦВП GMS Clinic детей с НО. И тех, кого долго и неправильно лечили, и тех, которые панически боятся переломов и поэтому даже не пытаются следовать рекомендациям реабилитологов. И выглядело все это довольно страшно, а порой и безнадежно. Но все, что я узнала, беседуя с Алексеем, заставляет взглянуть на проблему куда более позитивно.

И я не ошиблась. Несколько дней назад врач провел вторую операцию с телескопическими штифтами. Долгую и сложную. Успешно! Подарил ребенку возможность двигаться.

Вот такие дела творятся руками, мозгами и упорством профессионалов в GMS Clinic.

**Автор статьи — друг GMS Clinic Алла Загвоздкина

Читать другие статьи из цикла:

Консилиум в ЦВП — записки дилетанта. «Хрупкие дети»

Консилиум в ЦВП — записки дилетанта. «Spina bifida»

Консилиум в ЦВП — записки дилетанта. Рабочие будни

Консилиум в ЦВП — записки дилетанта. Рабочие будни продолжение

Заключительная статья. Консилиум в ЦВП — записки дилетанта. Рабочие будни

Неврологический консилиум — записки дилетанта. Рабочие будни

Размещенная информация не может быть использована посетителями сайта в качестве медицинских рекомендаций. Выбор лекарственных средств и методики лечения должен осуществлять исключительно Ваш лечащий врач.